Принятие и одобрение

Предыдущая12345678910111213141516Следующая

Культура общения начинается с умения слушать. Каждому из нас крайне важно знать, что кто-то нас слышит, даже если этот кто-то и не всегда нас понимает. Слышит — значит, принимает участие в нашей судьбе… Слышит — может означать, что любит… Слышит — значит, воспринимает меня. Слышит — значит, относится ко мне серьезно…

Родители демонстрируют свою приязнь к ребенку тем, что уважают его, ценят и понимают его чувства. Принятие ребенка таким, каков он есть, дает ему внутреннюю свободу для настоящего личностного роста.

Мы так воспитаны, что в общении друг с другом склонны, в первую очередь, слышать факты, смысл слов. А душе нашей угодно в первую очередь другое — слышать чувства. Нам приятен собеседник, чутко откликающийся на то, как мы говорим, а не на то, что мы говорим. Вот вы случайно встретились на улице с давним знакомым:

— Здравствуй!

— Здравствуй!

— Куда спешишь?

— В больницу.

Если собеседник услышал только тот факт, что знакомый спешит в больницу, то понял лишь направление его движения. Он мог в этой фразе уловить грустное чувство — больница? Сам заболел или идет навестить близких людей? Он подавлен? Собеседник мог подумать: нужна моя поддержка. Только в этом случае он принял информацию как человек, а не как робот.

Для повышения уровня общения мы чутко воспринимаем то, что стоит за сообщаемыми фактами. Можно даже пропустить мимо ушей то, что вам говорит человек, но главное «услышать» его состояние, настроение и себя настроить на восприятие его эмоций.

Мы даем знать человеку, что мы его видим, слышим и принимаем. Хорошо, когда ни одно сколько-нибудь полезное или доброе дело ребенка не останется без похвалы и одобрения. Пусть он всего лишь вылепил из пластилина носорога или справился с доставанием воды из колодца, он будет счастлив услышать от мамы или папы: «Ах, какой ты у нас маленький да удаленький!»

Некоторые строгие родители боятся похвалой испортить ребенка: как бы не возомнил о себе много и не утратил стремления к совершенствованию. Не бойтесь, уважаемые папы и мамы! Все в один голос — педагоги, психологи, физиологи — твердо стоят на одном: чего не добьешься порицанием, того добьешься похвалой. То же самое и в физиологии: положительное подкрепление рефлексов (награда в виде похвалы) делает их более прочными, чем отрицательное подкрепление (наказание, порицание нежелательного поведения).

По моим наблюдениям, отсутствие всякого подкрепления поведения ребенка со стороны родителей оказывает самое нехорошее влияние на душу ребенка, причем это влияние длится долго и сказывается на его судьбе и в зрелом возрасте.

В неблагополучных семьях разного типа есть общая черта — там не замечают нужд, потребностей ребенка, в том числе и потребности в принятии, одобрении. Как на эту ситуацию реагируют дети?



Очень плохо жить невидимкой, не замечаемым существом среди тех, кого ты любишь и ценишь. Я знала одну девочку, которая могла сорвать урок в школе тем, что пыталась насмешить окружающих. Что она только ни делала! То усы себе нарисует, то запищит по-мышиному. А дома однажды, когда мать была занята с гостями, она прошла по карнизу балкона на соседний балкон. Не девочка, а сорвиголова.

Когда я узнала жизнь этой семьи, я поняла, как одинока эта девятилетняя девочка. Ее почти не замечали мама и бабушка. Конечно, они обе работали. Но вечером-то встречались все вместе, и никто не спрашивал девочку, был ли удачным ее день, что она сегодня узнала, увидела, с кем разговаривала, о чем.

Поведение девочки — типичная реакция на постоянное неудовлетворение ее насущных нужд. Причем выбирает эту линию поведения ребенок почти неосознанно. Каждой своей выходкой он призывает, почти кричит: «Заметьте меня, я живая, мне нужна ваша любовь». Есть даже типологическое название такой реакции — «ребенок-клоун, шут».

Все дети разные. Они по-разному реагируют на неудовлетворение своих психологических потребностей. Есть реакция типа «герой семьи». Вот вам живой пример. Беседую с десятилетним сыном женщины, больной алкоголизмом. Умный такой мальчик, положительный во всех отношениях. Не надо думать, что у женщин с этой болезнью бывают только умственно отсталые дети. Это неправда. Всякие бывают, немало и умных сыновей, дочерей. Так этот мальчик хорошо ведет хозяйство, ухаживает за младшей сестренкой, хорошо учится. Спрашиваю:

— Что ты делаешь, когда у мамы обостряется ее болезнь?

— Ну, я тогда за старшего в доме. Я на нее покрикиваю, да только не помогает.

Перед лицом трудностей дети быстро взрослеют. Трудности закаляют, быстро развивают чувство ответственности. Поведение мальчика прямо-таки образцовое. Он с мамой поменялся ролями — мальчик стал родителем для мамы, а мама — опекаемым ребенком.

Что же в этом плохого, что он стал хозяином и «героем семьи», что все положительное выпукло обозначилось в его характере? Плохо то, что это все же была реакция на беду в семье, что он вынужден был стать героем семьи, больше ведь некому.

Мальчики должны быть мальчиками. Всему свое время. У него нет детства, он сразу начал жить как взрослый. Не наигравшись в детстве, легко сломаться в будущей жизни.

Довольно часто мальчики на семейное неблагополучие реагируют поведением типа «бунтовщик». Не обязательно это тяжелая болезнь родителя. Семейное неблагополучие заключается уже в том, что никто дома не спрашивает: «Как ты себя чувствуешь?» Бунтовщики презирают все, что происходит в доме, пытаются противиться зачаткам установленного порядка. Настоящего порядка в неблагополучных семьях мало, жизнь характеризуется скорее хаосом, чем размеренным ходом событий, соблюдением установленных норм. Драчуны, циники — все это бунтовщики. Все они испытывают недостаток внимания, принятия и одобрения в своем доме. Их мало любят.

Девочки часто пытаются своим поведением все уладить, изменить ситуацию к лучшему и становятся если не «героями семьи», то «миротворцами» — всех бы они помирили, сами же боятся нашалить, рассердить своих суровых родителей. Тоже жизнь скованная, без свободных порывов души. Вот и вырастают потом «з акомплексованными» подростками.


7430810450810788.html
7430878386093696.html
    PR.RU™