Глава 13. — Привет, Джеми. Это я. Ну что, Том не звонил?

— Привет, Джеми. Это я. Ну что, Том не звонил?

— А, привет, Энн-Мери.

— Ты, кажется, растерялась.

— Извини. Я думала, это Том.

— Значит, он не звонил.

— Нет. Я пыталась позвонить ему миллион раз, но никто не отвечает. Наверное, они еще не вернулись. Не знаю, хорошо это или плохо. Я имею в виду его отца.

— Ты здорова? У тебя голос какой-то странный, измученный.

— Здорова, кажется. Но я как выжатый лимон. Что же мне делать? — Джеми стала нервно наматывать шнур на руку.

— Хочешь поговорить?

— Нет. По-моему, лучше не занимать линию. Вдруг Том позвонит? — Джеми поглядела на часы. Пятнадцать минут двенадцатого.

— Ладно. Давай заканчивать. Я за тобой зайдут завтра утром.

— Хорошо. Спасибо.

— Выспись как следует.

— Выспаться? Да, верно. Постараюсь.

Джеми положила трубку и потянулась. Она совсем забыла про сон, а он, пожалуй, не помешает. Так лучше всего скоротать время. Джеми выключили лампу и забралась под одеяло.

Конечно, заснуть было не просто. Казалось, что в комнате слишком светло. Она закрыла глаза, но голова шла кругом.

«Перестань думать, — сказала себе Джеми. — Перестань думать о Томе. Хватит представлять разговоры».

Но как прогнать картины, вспыхивавшие перед глазами, как замедлить пульс, как сделать, чтобы комната больше не кружилась?

Джеми представила себе облака. Мягкие белые облака в ясном синем небе. Она медленно плыла за ними, а следом плыли все новые облака. Плыли, плыли, плыли...

Громкий стук заставил облака исчезнуть.

Джеми открыла глаза и села.

Стук повторился. Два удара, потом три.

Кто-то стучался в окно.

Том!

Она выскочила из постели, запутавшись в одеяле, и подбежала к окну. Он улыбался ей загадочной улыбкой. Луна освещала его лицо и прядь светлых волос.

— Том, что ты здесь делаешь? Когда ты вернулся?

Он легко забрался в комнату. Его руки обняли Джеми и притянули к себе. Том был холодным, это чувствовалось даже через свитер, хотя ночь стояла теплая.

Наконец Том отпустил ее. Она включила свет. Его джинсы были грязными, наверное, от того, что он забирался в окно. Свитер спереди порвался.

— Мне нужно было увидеть тебя, Джеми. Я должен объяснить.

Она взяла его за руки и подвела к кровати.

— Сядь, Том. Ты выглядишь таким усталым. Как твой отец?

Вопрос как будто удивил его. Он провел рукой по волосам, потом покачал головой и ответил:

— Не знаю.

Поглядел на окно. Джеми никогда не видела его таким озабоченным. Озабоченным и возбужденным.

— С ним все будет нормально? — спросила она. — Или он еще в критическом состоянии?

— Не знаю, — прошептал Том растерянно. — Мне не хочется об этом говорить.



— Я так волновалась, — сказала Джеми, крепко сжимая его руки. Они были такими холодными, и ей хотелось согреть их.

Но он неожиданно отдернул руки и поднялся. Подошел к столу, потом к окну.

— Я хочу объяснить, — сказал Том, сжав и разжав кулаки, а потом засунув руки в карман и.

Он подошел к столу, затем сделал несколько шагов к кровати, явно нервничая. Казалось, будто ему хочется выпрыгнуть из своего тела и взмыть в воздух.

— Что ты хочешь объяснить? — спросила Джеми негромко, боясь услышать ответ.

— Тебе не надо было заходить в ювелирный магазин, — сказал Том, сверкнув глазами. Все его лицо напряглось. — Не надо было видеть то, что там случилось.

— Ох, — вздохнула Джеми от полной безнадежности и отчаяния. — Так это действительно был ты?

Ее голос упал до шепота.

До последнего момента, до этих слов она надеялась, что это был не Том. Но теперь он во всем признался.

Все было кончено.

Все кончено.

Джеми привалилась к стене, не в силах даже сидеть.

— Да, это был я, — сказал Том, приближаясь и холодно глядя на нее. — Ты видела меня. Ты была там и видела меня. И теперь у меня нет выбора.

— О чем ты? — По спине у Джеми пробежали мурашки.

— У меня нет выбора. Я должен тебя убить.

Он неожиданно схватил подушку и прижал к ее лицу.

Джеми стала изо всех сил отбиваться обеими руками. Тело свело от ужаса, и лишь глаза молили о пощаде.

— Но почему, Том, почему? — наконец выдавила она.

— Потому, что ты знаешь мою тайну, — ответил он спокойно. Его голос не выражал никаких эмоций. Как и пустые, неподвижные глаза.

— Твою тайну?

— Да. Теперь ты знаешь, что я не один. Нас двое.

Он снова надавил на подушку.

— Том, подожди! Давай поговорим!

Он убрал подушку, выпрямился и снова произнес без всяких эмоций:

— Ты знаешь мою тайну.

Он щелкнул пальцами.

И рядом с ним появился второй, точно такой же Том.

— Ты знаешь и мою тайну, — сказал второй Том таким же голосом.

Они оба подняли подушки и двинулись к Джеми.

Она не пыталась сопротивляться.

Ведь все было кончено.

Все кончено.

Ей было не за что бороться.

И она даже почувствовала благодарность, когда подушки прижались к ее лицу, перекрывая доступ цля света и воздуха...



Джеми проснулась с криком, и вправду прижимаясь лицом к подушке.

Какой ужасный кошмар!

Она окинула комнату взглядом. Здесь никого не было. И окно оставалось закрытым.

Ей приснился кошмар. Она вся дрожала.

А это что за звук?

Звонил телефон.

Интересно, давно?

С бьющимся сердцем Джеми поднялась на ноги и взяла трубку.

— Том?

— Больше не пытайся убежать от меня, — произнес приглушенный голос, отчетливо выговаривая каждое слово. — Тебе не скрыться.

— Том, это ты?

— Не надо было заходить в магазин в субботу. Теперь ты будешь наказана.


7428008847063771.html
7428101331698740.html
    PR.RU™